Иван Ярыгин

Иван Ярыгин

Знаменитый русский борец Иван Сергеевич Ярыгин родился 7 ноября 1948 года в селе Усть-Камзас Кемеровской области. Будущий великий атлет был шестым ребенком в семье кузнеца Сергея Николаевича и его жены Евдокии Павловны. Всего у Ярыгиных было 10 детей. Ваня с раннего детства выделялся среди ровесников могучим телосложением. Он охотно помогал отцу в кузнице — благо, сил и здоровья мальчишке хватало на пятерых. Пожив немного в Туве, Ярыгины перебрались в Сизую — поселок, расположенный на берегу одного из притоков Енисея.

В то время в маленькой Сизой все поголовно занимались спортом и даже построили вполне приличный стадион. Спортивную карьеру Иван начал с футбола — высокий и прыгучий, он стал отличным вратарем. Это увлечение продолжилось и в Абакане, куда Иван отправился учиться на шофера. Но стать голкипером ему было не суждено. Во время футбольного матча Ивана увидел директор борцовской школы Владимир Чарков. По началу ему стоило больших усилий уговорить Ярыгина хотя бы заглянуть на тренировку борцов — будущая легенда самозабвенно гоняла мяч и слышать не хотела о перемене амплуа. Но Чарков не отступал. В конце концов Иван сдался и из любопытства зашел на одно из занятий. Новый вид спорта буквально покорил его.

В 1966 году Чарков передал талантливого парня более опытному наставнику – заслуженному тренеру РСФСР Дмитрию Миндиашвили. Так Ярыгин оказался в Красноярске. Спустя два года к молодому спортсмену пришла первая слава. Он взял «золото» сначала на молодежном чемпионате России, потом — СССР. На первенстве Советского Союза 1969 года Иван выступает так, что опытнейший тренер Василий Рыбалко уверенно заявляет:

— «В будущем году этот мальчик выиграет у всех и станет выдающимся борцом».

Так и случилось.  В 1970 году, на чемпионате СССР собрались лучшие борцы страны — ведь это первенство было первым этапом отбора на Олимпийские игры в Мюнхене. Новичок Ярыгин уверенно вышел в финал.

«Ярыгина не знали. Вернее, знали только специалисты, хотя он уже был чемпионом мира среди юниоров, — писал корреспондент «Советского спорта» Владимир Голубев. – Но уже во второй схватке понимающая толк в борьбе махачкалинская публика встретила его одобрительным гулом. Понравился всем Иван своей смелостью и силой. А в финальной схватке он положил на лопатки самого двукратного чемпиона Европы Владимира Гулюткина. Тут уже горячие поклонники борьбы не выдержали и вынесли на руках с ковра счастливого Ваню Ярыгина…»

Однако годом позже Иван проиграл тому же Гулюткину на Спартакиаде народов СССР.  Но на отборочных соревнованиях на Олимпийские игры Ярыгин снова победил киевлянина, а в апреле 1972 года в Польше завоевал титул чемпиона Европы. Гулюткин и Ярыгин шли, как говорят, ноздря в ноздрю, и перед тренерским советом стал нелегкий выбор: кому ехать на Олимпиаду: чемпиону СССР или Европы? Заслуженному спортсмену или перспективному новичку? В итоге тренеру Ивана, Дмитрию Миндиашвили, пришлось давать письменное обязательство, что Ярыгин станет олимпийским чемпионом. Фактически Дмитрий Георгиевич поставил на карту свою тренерскую карьеру. И молодой спортсмен не подвел наставника.

На Олимпиаде 1972 года Ярыгин одержал чистые победы во всех схватках — то есть выиграл не по очкам, а уложил каждого соперника на лопатки.

«Блестяще проведя все предыдущие бои, Иван вышел наконец в финал, уже обеспечив себе как минимум «серебро»… И вот последняя схватка, последняя внушительная победа. Я не выдерживаю и выскакиваю на ковер. Иван, недолго думая, одной рукой поднимает меня над собой и под крики восторженно ревущего зала уносит с ковра…», — вспоминает тренер Ярыгина Дмитрий Миндиашвили. По правилам тех лет на каждую схватку отводилось до 9 минут. Иван потратил на все свои семь схваток всего 7 минут 20 секунд. Это рекорд пока никому не удалось превзойти.

«Ярыгин довел мюнхенскую публику до неистовства, заставил ее реветь от восторга, когда он с невероятной легкостью поднимал в воздух и вминал лопатками в ковер 100-килограммовых спортсменов», — писал в ту пору «Советский спорт».

В июле 1976 года в Монреале Ярыгин завоевал свою вторую золотую олимпийскую медаль. О том, как сильно он желал этого, лучше всего говорят его тренировки.
Каждый день Ярыгин бегал пятьдесят километров, по сто двадцать раз отжимался и по пятнадцать раз подряд залезал на канат. И это — не считая тренировочных схваток, работы с тяжестями и шлифовки техники! После Олимпиады в Монреале некоторые утверждали, что победа Ярыгина была не такой блестящей, как в Мюнхене. Однако мало кто догадывался, что на это были свои причины. Во время тренировочного спарринга Ярыгин сломал два ребра! «Поговорили мы с Иваном. Решили: бороться надо! И надо держать травму в тайне. Ведь далеко не все спортсмены сочтут для себя зазорным воспользоваться подобным подарком судьбы… К счастью, конкуренты так ничего и не узнали. Перед выступлениями я часами согревал Ивана, растирал мазями, очень помогали наши врачи и массажисты, которые сохраняли нашу тайну. И хотя были мгновения, когда, не вытерпев пронзительной боли, Иван после резкого поворота падал, удивляя ничего не подозревавшую публику и судей, победу он все-таки одержал и стал во второй раз чемпионом Олимпийских игр…», — рассказывал позже тренер Ярыгина. Не смотря на травму, ни у кого не было сомнений в полном превосходстве Ивана над сильнейшими борцами мира. Не случайно именно ему была доверена высокая честь нести флаг сборной СССР на закрытии Олимпиады.

Став двукратным олимпийским чемпионом, чемпионом мира и Европы, Ярыгин не собирался уходить с ковра и усиленно готовился к московской Олимпиаде. Однако этой мечте было не суждено сбыться. В 1979 году Ярыгин снова проиграл Спартакиаду народов СССР — на этот раз украинцу Илье Матэ, которого сам же и натаскивал вот уже несколько лет. И неожиданно для многих принял решение уступить молодому сопернику право выступать на Олимпиаде-80. «Престижно быть трехкратным чемпионом, но и молодым нужно давать дорогу, когда они достойны этого», — так прокомментировал свое решение именитый борец. И Илья оправдал надежды старшего коллеги и блестяще выиграл олимпийские игры.

Покинув ковер, Ярыгин не ушел из спорта. Еще в 1977 году среди борцов сборной СССР был проведен неофициальный опрос: кого хотят видеть своим старшим тренером? Большинство ответило: «Ивана Сергеевича Ярыгина». В 1982 году желание команды осуществилось. Среди подопечных Ярыгин пользовался непререкаемым авторитетом. И дело тут было не только в его профессионализме, но и в достойном отношении к людям. Он был требователен, но в то же время добр и как никто другой понимал спортсменов.

За 10 лет пребывания Ярыгина на посту главного тренера советские борцы собрали большинство наград на самых престижных турнирах, начиная с чемпионата Европы и кончая Олимпийскими играми. Наша команда практически не знала поражений. Подобных результатов за всю историю спорта в СССР не добивался ни один из тренеров.

Когда в стране настали смутные времена, Ярыгин одним из первых выступил за объединение двух российских федераций – вольной и классической борьбы.  В 1992 году он был избран президентом Федерации спортивной борьбы России, которую и возглавлял до самого последнего дня. Именитый спортсмен оказался прекрасным организатором. Далеко не каждый справился бы с таким огромным грузом: государство прекратило финансировать сборные команды, и Ярыгину приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы хоть как-то поддерживать спортсменов.

1997 год для Ярыгина начался очень удачно. Он наконец сумел осуществить свою давнюю мечту и провести в Красноярске чемпионат мира по вольной борьбе. В то время в России вообще не проводились соревнования такого уровня. Ярыгину же удалось добиться от тогдашнего премьер-министра России Виктора Черномырдина специального распоряжения, благодаря которому в Красноярске реконструировали не только Дворец спорта, но и гостиницы, дороги и аэропорт. Ярыгин очень хотел порадовать жителей любимого города незабываемым зрелищем. «Мы,— говорил он,— должны провести этот чемпионат так, чтобы навсегда запомнили нашу Сибирь и матушку-Русь!» И эти планы сбылись как нельзя лучше.  Красноярский чемпионат мира вошел в историю как один из самых лучших борцовских турниров. На него съехались сильнейшие борцы из сорока пяти стран. И тем приятнее была для Ярыгина победа российской команды, которую возглавлял его бессменный наставник Дмитрий Миндиашвили.

Вскоре после этого президент Международной федерации борьбы (ФИЛА) Милан Эрцеган в одном из интервью обмолвился, что наконец-то нашел достойного преемника. А через несколько дней Ярыгина не стало. 11 октября 1997 года, возвращаясь из Махачкалы в Кисловодск, где он отдыхал вместе с женой, знаменитый борец погиб в автомобильной катастрофе.

Когда после гибели Ярыгина его родные стали разбирать бумаги, то обнаружили, что буквально за полгода до трагедии спортсмен зарегистрировал «Межрегиональный благотворительный фонд помощи и содействия спорту».

— Я не знаю, что хотел сделать с ним муж, — признается Наталья Ярыгина. — В тот момент либо надо было этот фонд закрывать – что довольно сложно, либо продолжать. Дочь Анна, говорит: «Мама, давай оставим. Будем хотя бы что-то делать». А мне в тот момент было очень страшно, что в Красноярске не будет турнира. Для меня это было важно, потому что я знала, чего он стоил Ивану. Мы собственно под этот турнир Фонд и оставили.

Кроме того, фонд занимается организацией различных детских соревнований, помогает спортивным школам приобретать борцовскую форму.  Два турнира проводятся в родных местах Ярыгина. Один — в Саяногорске, другой — непосредственно в Сизой.

И, главное, в 2006 году ФИЛА присвоила турниру статус «Голден Гран-при «Иван Ярыгин». Это значит, что все сильнейшие борцы мира теперь обязаны выйти на красноярский ковер. Иначе к ним могут применить штрафные санкции — вплоть до отстранения от участия в чемпионатах мира и Европы. Так что заманивать атлетов в Красноярск теперь не приходится.